January 5th, 2012

Муррик  праздничный

Гламурненько, чо

Как сидится простой смертной гражданке Тимошенко. Картинка кликабельна:



Ещё. Микроволновка, плазменная панель,стиральная машина, биде, душевая кабина...Хуле б так не посидеть?

Херасе зиндан с казематом. Сколько бы стоила такого уровня съёмная хата или гостиничный номер в столице?
Да, и кушает гражданка Тимошенко уж точно не баланду...
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
Муррик  праздничный

Тщеславие или Гений пустого места

Оригинал взят у rozyelephant в Тщеславие
Болезненная впечатлительность порождает также и непомерное тщеславие, которым отличаются не только люди гениальные, но и вообще ученые, начиная с дрквнейших времен; в этом отношении те и другие представляют большое сходство с мономаньяками, страдающими горделивым помешательством».
«Человек – самое тщеславное из животных, а поэты – самые тщеславные из людей», - писал Гейне, подразумевая, конечно, и самого себя. В другом письме он говорит: «Не забывайте, что я – поэт и потому думаю, что каждый должен бросить все свои дела и заняться чтением стихов».
«Все, кому выпадало на долю редкое счастье жить в обществе гениальных людей, поражались их способностью перетолковывать в дурную сторону каждый поступок окружающих, видеть всюду преследования и во всем находить повод к глубокой, бесконечной меланхолии. Эта способность обусловливается именно более сильным развитием умственных сил, благодаря которым даровитый человек более способен находить истину и в то же время легче придумывает ложные доводы в подтверждение основательности своего мучительного заблуждения. Отчасти мрачный взгляд гениев на окружающее зависит, впрочем, и от того, что, являясь новаторами в умственной сфере, они с непоколебимой твердостью высказывают убеждения, не сходные с общепринятым мнением, и тем отталкивают от себя большинство дюжинных людей. Но все-таки главнейшую причину меланхолии и недовольства жизнью избранных натур составляет закон динамизма и равновесия, управляющий также и нервной системой, закон, по которому вслед за чрезмерной тратой или развитием силы является чрезмерный упадок той же самой силы, - закон, вследствие которого ни один из жалких смертных не может проявить известной силы без того, чтобы не поплатиться за это в другом отношении, и очень жестоко, наконец, тот закон, которым обуславливается одинаковая степень совершенства их собственных произведений. Меланхолия, уныние, застенчивость, эгоизм – вот жестокая расплата за высшие умственные дарования, которые они тратят, подобно тому как злоупотребления чувственными наслаждениями влекут за собой расстройство половой системы, бессилие, а неумеренность в пище сопровождается желудочными катарами.» [Ч. Ломброзо]

Мания величия и мания преследования – две стороны одной медали. Эта болезнь развиваются, когда человек начинает культивировать в себе тщеславие. Конечно, этому подвержены люди неординарные, умные и талантливые. Они в чем-то превосходят других. Они видят, что привлекают внимание, и убеждаются в своей значительности. Вокруг них собираются поклонники творчества, которые постепенно калечат психику своего кумира. Человеку начинает казаться, что он – центр Вселенной. Посмотреть хотя бы на наших поп-звезд. Все они уверены, что у них все круче, чем у других. Их проблемы серьезнее, чем у всех, их чувства сильнее, их жизнь тяжелее и т.д. Остальные – быдло, у них нет других забот, кроме как составлять историю, когда их кумир покакал и когда пописал. А потом уже развивается мания преследования - человеку начинает казаться, что на него не так посмотрели и не так о нем подумали. Потому что он не хочет понять, что у каждого своя жизнь, свои чувства. Как же так, кто-то может думать о себе? Все должны думать только о нем, он же такой необыкновенный!



От себя добавлю. Когда гений - действительно гений, то не грех и преклоняться и восхищаться. И прощать многократно.Но не случайно выскочившему прыщу, живущему исключительно на былых заслугах,нет.Достижения в настоящем времени сомнительные, зато тщеславия - с многоэтажный дом.
И все понимают, шо оно на данном этапе комичне и жалке, но из вежливости продолжают улыбаться.